Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Больным предлагают теперь лечиться своими лекарствами!

Минздрав позволил медучреждениям беспрепятственно применять лекарства, приобретенные пациентами или «иными организациями», говорится в приказе, опубликованном на портале нормативных правовых актов. Изменения внесены в правила обязательного медицинского страхования. Они позволят пациентам использовать в стационарах препараты, купленные, например, за счет средств федерального бюджета по программе «14 высокозатратных нозологий», региональных бюджетов, а также лекарства, переданные благотворителями.

До сих пор медорганизации обязаны были под угрозой штрафа использовать для лечения стационарных больных только препараты, приобретенные собственными аптеками.

В частности, медицинский адвокат Алексей Горяинов рассказывает, что размер финансовой санкции в отношении больницы составлял 50% стоимости за каждый случай оказания медицинской помощи в подобных обстоятельствах.

Вопрос легализации применения личных препаратов пациента в стационарах стоял давно и «очень остро», говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев. Проблема актуальна, например, для больных с онкогематологией, рассеянным склерозом, онкологией и «многих других».

Господин Жулев отмечает, что возникало противоречие: с одной стороны, в фонде ОМС не хватает средств, с другой — «обрубаются» пути применения лекарств, полученных из альтернативных источников.

По словам директора Фонда борьбы с лейкемией Анастасии Кафлановой, в 2020 году организация закупила препараты на сумму более чем 21 млн руб. (в том числе лекарства для пациентов стационаров и тех, кто лечится амбулаторно). «Некоторых лекарств нет в аптеках, некоторые входят в перечень ЖНВЛП, но по другому заболеванию, получить его бесплатно человек не может. Бывает, что регионы не хотят покупать препарат или ведут долгие торги, тогда подключаемся мы, чтобы не терять времени», — объясняет госпожа Кафланова. Фонд работает по трехсторонним договорам, где есть заказчик (фонд), поставщик и получатель (аптека лечебного учреждения). Чаще всего проблемы возникали, когда клиника обращалась в организацию впервые и просила срочно обеспечить пациента препаратами: «На подписание такого договора с больницей уходит обычно около трех недель, говорит Анастасия Кафланова.— Зачастую у пациентов нет этого времени. Были случаи, когда врачи отказывались принимать препарат, если мы предлагали купить его по той же схеме, но заказчиком была бы не аптека, а сам больной.

Теперь эти поправки, по сути, отменяют санкции за нарушения, которые выявлялись при проведении медико-экономической экспертизы».

В то же время член правления фонда AdVita (помогает людям с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями) Елена Грачева полагает, что поправки «стратегически ничего не изменят». Президент всероссийского общества онкогематологии «Содействие» Лилия Матвеева также отмечает, что врачи и пациенты, как правило, «находили какие-то варианты» вводить препараты в обход законодательства, о чем знал и Минздрав, и ФОМС. Тем не менее, теперь, когда вопрос урегулирован, пациентскому и врачебному сообществам станет «легче жить», полагает госпожа Матвеева: «Другое дело, что у благотворительных фондов, которые закупают лекарства, есть лицензия на фармдеятельность, соответствующие условия хранения и так далее. В каких условиях сами пациенты хранят лекарства, непонятно — это и была одна из причин, почему стационары противились принимать препараты из рук пациентов».

Юрий Жулев сомневается, что поправки обеспечат «полную легализацию» препаратов пациента в стационарах: «Мало не наказать, надо еще ввести механизм оплаты такой услуги — работы медсестры и врача, причем в систему ОМС, а не из кармана пациента». Господину Жулеву известны прецеденты, когда регион устанавливал тариф на использование в условиях стационара личных лекарств больных. Кроме того, подчеркивает он, не следует рассматривать эти изменения «как попустительство вымогательства» покупки препаратов за свои деньги: «Если пациент поступает в больницу, у него нет препарата и фонд не может его купить, все же остается неукоснительное требование закона о том, что медучреждение должно обеспечить человека лечением за счет средств ОМС».

Подводя итоги:

1) положительный момент, что можно экстренно купить препарат на который не проведены торги и который срочно нужен, на этом ВСЁ))
2) фактически санкционировали поборы с пациентов, так как проверить есть препарат или расходный материал в наличии или нет, пациенту не представляется возможным;

3) невозможно проконтролировать, расход приобретенных лекарств, другими словами целевое использование, именно на купившего препарат (если только как в ресторане при пациенте будут лекарство открывать);

3) возможность недобросовестной администрации ЛПУ списывать на лечение любые товары мед назначения купленные за счет средств ФОМС, под видом купленных пациентами;

4) не предусмотрен механизм учета, таких добровольно купленных препаратов в базе лечебного учреждения, сейчас можно назначить только то, что проведено по накладным и учтено;

5) возможность лечебного учреждения откреститься от смертельного исхода лечения, сославшись на то, что лекарство куплено неизвестно где и неизвестно как оно хранилось и доставлялось.
Красиво переложили еще один пункт расходов на население, красиво, нечего сказать…

-Ну все! Писец больным и старикам у которых то не то что на лекарства не хватает, но и на полноценное питание.

-А ещё раньше был принят закон, разрешающим больницам и поликлиникам отказывать больным в помощи.

-Если кто запамятовал, то тем кто не желает колоться всякой мутной дрянью предписывают отказывать в плановой медицинской помощи. Отсюда и сверхсмертность, порядка полумиллиона граждан за год. Какая там забота властей о здоровье народа?

-И это при декларации «бесплатной медицины»?
Конституция РФ.
Статья 41
1. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.
Резюме:
1.Раньше, как известно, в России было две беды: дураки и дороги. Сейчас дороги стали получше.

-Скоро будем платить работодателю, за выход на работу…

-Опять какие то новые схемы воровства обкатывают…

-Страховой мед.полис зачем?
Нас выписали из городской больницы с катетером, и пищевым зондом — это тяжело больного человека не приходящего в сознание.
Иди говорят в поликлинику по месту жительства, они разберутся.
Врач по телефону сказал: » Я не приеду, катетер я не буду менять, вызывай скорую, они разберутся…»
И я не знаю, что делать с пищевым зондом, его тоже надо менять.
Похоже вообще все надо менять.

-Читайте статью внимательно. В данном случае — не Конституцию. А ЭТУ статью. Никто ничего не отменил. Только к тем лекарствам, которые вам и так давали, теперь можно еще и свои приносить. Понятно? Или прям на пальцах объяснить?

-Смотрите — все, как было, так и осталось.
Только + свои лекарства.
Почему раньше нельзя было? Врач вас лечити несет за вас ответственность, но не знает, чем вы себя напичкаете. Понимаете? Сейчас появилось огромное количество препаратов, в том числе — дорогостоящих, естественно, бюджет не будет, да и не должен успевать за всеми новыми веяниями. Но, допустим, в аптеке ЛПУ есть условный феназепам, а вообще уже, допустим, есть препарат следующего поколения Паксил. И вот пациент спрашивает: «А можно я не буду пить феназепам, а буду пить Паксил?» Раньше бы врач ответил ему: «Нет, нельзя», а теперь может сказать: «Не возражаю, пожалуйста, пейте. Но если вы не сможете обесчпечить себя Паксилом, мы все равно вас будем пичкать феназепамом».
Теперь понятнее или опять нет?

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *