Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Подсчитано, на сколько хватит российского бюджета при такой тревожной статистике. Сколько берут из ФНБ каждый месяц, когда он иссякнет и будут ли печатать рубли?

Подсчитано, на сколько хватит российского бюджета при такой тревожной статистике. Сколько берут из ФНБ каждый месяц, когда он иссякнет и будут ли печатать рубли?

Дефицит бюджета в этом году должен составить 3 трлн руб., по итогам января он уже превышает 1,5 трлн руб.

Это 60% от максимально возможных значений. Минфин опубликовал тревожную статистику: по итогам первого месяца года доходы сократились на 35%, а расходы выросли на 59%.

Всего за месяц ведомство потратило больше 3 трлн руб., при этом получило только 1,5 трлн руб.

По сравнению с январем прошлого года поступления от нефтегазового комплекса сократились на половину, а в других секторах рухнули почти на треть.

ТАКОГО НЕ ОЖИДАЛ НИКТО…
Народ в таких случаях говорит, конец подкрался незаметно.

Вот новые свежие данные, которые помогут нам понять, что дело с бюджетом совсем не радостное…

Вот что вчера опубликовал Минфин:

Вот что вчера опубликовал Минфин:

«По предварительной оценке, объем доходов федерального бюджета в январе 2023 года составил 1,356 трлн рублей, что на 35% ниже объема поступления доходов в январе 2022 года», — говорится в сообщении.

Предварительный объем расходов бюджета РФ в январе составил 3,117 трлн рублей, превысив показатели аналогичного периода прошлого года на 59%.

«Нефтегазовые доходы составили 426 млрд рублей и снизились к январю 2022 года на 46%, что связано в первую очередь со снижением котировок цен на нефть марки Юралс и сокращением объемов экспорта природного газа.»

Дефицит бюджета в России подошел к 2 трлн рублей уже в январе — оценка Минфина.
Доходы упали на 35%, а расходы взлетели сразу на 59% год к году.
Нефтегазовые доходы составили лишь 426 млрд рублей, сократившись сразу на 46%. В январе Минфин впервые продал золото из ФНБ, чтобы покрыть дефицит бюджета.
Свободных денег в ФНБ, кстати, осталось всего 6 трлн рублей, рассказывал вчера министр финансов Антон Силуанов.
Даже в «жирные годы», когда нефть была по 100 — 120 долларов и не было таких жестких санкций — пенсия и зарплаты у людей и тогда были позорно низкими!
А сегодня и тем более ..

Не грозит ли российскому бюджету кассовый разрыв?

«Ситуация мне кажется не совсем нормальной, во всяком случае требующей внимательного наблюдения. Минфин, как известно, это объясняет еще тем, что с начала года у нас заработала система Единого налогового платежа. В связи с этим часть средств, которые на самом деле январские по доходам, оказались зачислены уже в феврале. В результате получился такой значительный дефицит.

К сожалению, то выпадение по доходам, которое следовало ожидать из-за вступивших в силу в конце 2022-го санкций, очень болезненно для российского бюджета.

Безусловно, Минфин рассчитывает на то, что цена на нефть со временем вырастет. Как известно, ее стоимость, которая заложена в бюджет, выше долларов на 20 по сравнению с той, по которой приходилось продавать топливо.

Между тем если будет выдержан такой прогнозный уровень — дефицит на уровне около 3 трлн руб., то бюджетом предусмотрена возможность заимствования из Фонда национального благосостояния. Но выдержать его будет очень сложно, если не невозможно. Поэтому надо быть готовыми к тому, что у нас дефицит бюджета может вырасти до 5 трлн руб.».

В Минфине, впрочем, настаивают, что предварительные оценки соответствуют ожидаемой динамике доходов и расходов.

При необходимости ведомство может покрыть дефицит из ФНБ. В январе, например, из него впервые в истории продали золото для покрытия дефицита.

Сумма сделки оценивается в 40 млрд руб. Между тем ликвидная часть, по последней оценке, составляет 6 трлн руб.

Ведомство предупредило, что, согласно новому бюджетному правилу, в феврале будет продавать валюту. На эти цели из ФНБ выделят юани на сумму в 160 млрд руб.

Экономист, впрочем, считает, что при нынешнем уровне трат резервов на долго не хватит: «По моим оценкам, при нынешней конъюнктуре, а это цены на нефть, валютный курс и темпы расходов, ликвидной части ФНБ хватит до середины, в лучшем случае до конца 2024 года.

Еще и потому, что у России по-прежнему есть доходы по текущему счету, то есть существует профицит торгового баланса. К сожалению, есть риск, что такой темп расходов сохранится. По итогам 2023-го мы получим дефицит бюджета хотя бы триллионов 7 рублей. ФНБ хватит на полтора-два года.

Конечно, без такого фонда можно жить. Но для того типа экономики, который есть у России, это скорее нехарактерная по нынешним временам практика. Такие «кубышки» характерны для стран-экспортеров двух-трех видов товаров.

То есть когда у вас есть концентрированный экспорт, и он существенно превышает объемы импорта, то этот излишек вы стараетесь в жирные годы складировать, а в сложные времена используете накопленные запасы. Колебания объемов резервов — это абсолютно нормальная вещь.

Их исчерпания, честно говоря, в современной истории стран-экспортеров той же нефти я не припомню.

Вместе с тем при существующей системе единственный источник пополнения Фонда национального благосостояния в России — это избыточные доходы от торговли нефтью и нефтепродуктами. Здесь я занимаю скорее пессимистическую позицию.

Все-таки глобальной рецессии пока еще не было, мировые Центробанки достаточно быстро ужесточали монетарную политику, и пока никто не перешел в режим паузы. Кроме того, сюрпризы по экономике позволяют этим регуляторам продолжить ужесточение монетарной политики.

Это, конечно же, будет крайне негативным фактором для рынка нефти. В этом смысле, думаю, худшее еще впереди. Я думаю, что сейчас мы где-то около максимальных цен этого года».

Вместе с тем в правительстве из-за сокращения нефтегазовых доходов задумались об изменении системы налогообложения. Сейчас экспортная пошлина привязана к марке Urals, которая торгуется с большой скидкой. По данным СМИ, власти могут привязать налоги к другому сорту и взимать повышенную ставку. При нынешней конфигурации, как заявили в Евросоюзе, из-за нефтяных санкций Россия ежедневно будет терять около €300 млн.

Накопленные за все предыдущие годы триллионы рублей Фонда национального благосостояния (ФНБ), который некогда создавался для поддержки российских пенсионеров, уже через год могут превратиться в дырку от бублика

«Кубышка», к которой старались не прикасаться даже в тяжелые ковидные времена, в прошлом году начала стремительно иссякать. Средства ФНБ пошли в том числе на затыкание дыр в российском бюджете. Но надолго ли нам хватит этих денег?

Сколько сейчас денег в кубышке?

Последние данные о размере ФНБ можно найти на сайте Минфина. По состоянию на 1 декабря 2022 года в нем находилось 11,39 триллиона рублей.

Как менялся размер ФНБ на протяжении 10 последних лет, видно из инфографики.

Дефицит бюджета вынудил чиновников залезть в "кубышку". Надолго ли нам хватит денег ФНБ?

Как видим, еще в начале 2022 года, по данным Министерства финансов РФ, в ФНБ было 13,8 триллиона.

В декабре по распоряжению Правительства около 1 триллиона рублей должны были направить на покрытие дефицита бюджета. Таким образом, по состоянию на 1 января 2023 года объем ФНБ составил 10,4 триллиона рублей. Об этом написано в «Информационном сообщении о результатах размещения средств Фонда национального благосостояния» на сайте Министерства.

Получается, что за 2022 год Фонд национального благосостояния уже уменьшился на 3,4 триллиона рублей.

Остатки же ликвидных активов, то есть тех, которые можно быстро продать, на 1 января 2023 года, по данным Минфина, составили всего 6,1 триллиона рублей.

На сколько нам хватит денег ФНБ?

Напомню, что серьезные проблемы в российском бюджете начались сразу же после введения нефтяного эмбарго и потолка цен в начале декабря прошлого года.

Дефицит за один только декабрь месяц составил почти 4 триллиона рублей, а по итогам всего 2022 года получился убыток в 3,3 трлн рублей. Как видим, примерно на эту же сумму произошло сокращение и ФНБ в 2022 году.

Ситуация с российским бюджетом, по мнению многих аналитиков, да впрочем и самого Правительства, которое уже запланировало на 2023 год дефицит в размере около 3 триллионов рублей, вряд ли будет в ближайшее время улучшаться.

Надо отметить и тот факт, что по планам Минфина в бюджет была заложена цена нефти 70,1 долларов за баррель, но после вступления в силу эмбарго и ценового потолка не только сократился объем сырьевого экспорта, но и резко упали котировки российской нефти. Марка Urals сейчас продается по цене менее 50 долларов, то есть существенно ниже той, на которую рассчитывало государство.

Кроме того, при планировании бюджета Минфин рассчитывал и на более высокий курс доллара, нежели тот, который мы наблюдаем в настоящее время. Государству выгоден курс в промежутке от 70 до 80 рублей за доллар. Но из-за того что Минфин начал продавать на бирже юани из ФНБ, чтобы пополнить бюджет, биржевой курс рубля снижается. И получается замкнутый круг.

Таким образом, и снижение объемов сырьевого экспорта, и снижение котировок на нефть и газ, и невыгодная государству устойчивость рубля, все это приводит к снижению нефтегазовых доходов, что в свою очередь приводит к еще большему дефициту бюджета.

Поэтому дефицит по итогам года вполне может быть значительно выше запланированных 3 триллионов рублей. И по мнению многих экспертов, он может достигнуть 5–7 триллионов.

Вариантов заткнуть дыру в бюджете у государства осталось не так уж и много. Заимствования на внешнем рынке сейчас не возможны, а на внутреннем государство вряд ли сможет найти столько денег.

Печатать деньги тоже не очень хороший вариант, так за этим может последовать сильный скачок инфляции, что чревато народным возмущением.

Повышать налоги – значит еще больше загонять экономику и население в кризис.

Поэтому самым простым и приемлемым способом заткнуть дыры в бюджете остаются средства ФНБ. И если все пойдёт не по тому сценарию, который еще в октябре запланировал Минфин, принимая бюджет на ближайшие 3 года, что очень даже вероятно, и дефицит будет намного больше 3 триллионов, то государство будет все более интенсивно использовать некогда неприкосновенный резерв.

И деньги российской «кубышки» в ее ликвидной части могут закончиться уже к концу 2023 года.

Свести дебет с кредитом

Все три года расходы федерального бюджета будут превышать доходы. В 2023-м бюджетный дефицит, как ожидается, составит 2,93 трлн рублей (2% от ВВП), в 2024-м – 2,19 трлн (1,4% ВВП), в 2025-м – 1,26 трлн (0,7% ВВП). Эксперты полагают, что цифры могут быть выше.

«Военные расходы и перевооружения будут существенно больше, а доходы от продажи нефтегаза, НДС и акцизов будут существенно ниже. Бюджет следующего года будет закрываться из Фонда национального благосостояния (ФНБ) и частично – займами, а вот бюджет 2024 года, похоже, идёт на разрыв», – сказал «Абзацу» финансовый аналитик Виталий Калугин.

Финансовый аналитик Алексей Кричевский назвал два выхода, которые есть у правительства страны для сведения дебета с кредитом.

«Выхода у правительства России два: выход на долговой рынок и девальвация рубля. Сомнений в том, что доллар в следующем году будет стоить порядка 70 рублей или выше, у меня нет никаких», – заявил эксперт в беседе с «Абзацем».

Очевидно, что в ближайшие годы России придётся непросто. С одной стороны – возросшие расходы на «оборонку», с другой – сжавшийся внутренний рынок из-за санкций.

Макроэкономическая загадка

У экономики нет для нас хороших цен —  глава Минэкономразвития, на совещании у политического руководства выразил «обеспокоенность стагнацией спроса и иллюстрирующей эту проблему низкой (!) инфляцией.

Рост цен с сентября 2022 года был ощутимо ниже 3%, в то же время оперативные данные контрольно-кассовой техники свидетельствуют о спаде спроса в реальном выражении год к году. Ключевой задачей на 2023 г. было названо восстановление спроса, главным индикатором которого в нынешней ситуации выступает инфляция».

Как сообщают «Ведомости», представитель ЦБ РФ согласился с тем, что «потребительский спрос в настоящий момент остается сдержанным, что наряду с разовыми факторами нашло отражение в сравнительно низких темпах прироста цен в IV квартале 2022 г.» <…> Но вложения госсредств растут, что поддерживает экономику и спрос в целом.

То есть вместо людей тратит деньги правительство.

Конечно, можно поддерживать экономику и так, но, согласно данным Минфина РФ, по состоянию на 24.01.23

  • превышение запланированных расходов федерального бюджета с начала года составило 1923,3 млрд,
  • «недобор» доходов федерального бюджета с начала года составил 349,4 млрд.

То есть власти хотели бы, чтобы экономику поддержали своими деньгами люди — но, получается, росту спроса мешает снижение цен?

Тут что-то не так.

Сколько лет начальство стояло на том, что рост цен это плохо. Высокая инфляция — вечный жупел что людей, постоянно недовольных ценами, что власти, вечно вспоминающих «девяностые».

Теперь выясняется, что низкая инфляция — тоже нехорошо. <…>

У каждого — своя правда

ЦБ отвечает за стабильность денежного обращения. Есть цели по инфляции:

  • на 2023 год — 5—%,
  • на 2024 год — 4%.

Вот Центробанк и следит, чтобы цены не вырвались за эту планку.

Но и позицию правительства — начальников по экономическому развитию — можно понять. Им, конечно же, не нравится не столько низкая инфляция, сколько низкий спрос (в первую очередь, на товары «отечественных» производителей).

Но низкий спрос беспокоит начальника не в том смысле, что люди ничего не покупают, а в том, что «бизнес» (и банки) почему-то ничего не инвестирует в «производство».

Можно понять и «бизнес», и «банки»: в условиях замедления роста/снижения цен, инвестировать не хочется — ты не можешь угадать спрос. Рост цен в той или иной отрасли или на тот или иной товар — это самый верный маркер, свидетельствующий о неудовлетворенном спросе и возможности заработать.

А если цены тормозят, то «бизнес» рассуждает иначе: отложу-ка я инвестиции и подожду-ка я дефицита — там, где «за товарами» выстроится очередь, вот там, скорее всего, и будет заработок.

Люди, глядя на ценники в магазинах, тоже действуют рационально: в ситуации, когда товары перестали стремительно дорожать (а что-то и подешевело), не имеет большого смысла ломиться за большими покупками — можно потерпеть, а вдруг завтра-послезавтра будет еще дешевле (особенно в ситуации, когда в своих доходах люди не уверены).

Это и называется сберегательная модель поведения, когда возможность накопить деньги «на завтра» оказывается важнее возможности потратить деньги «сегодня».

Да и ассортимент предлагаемых товаров не внушает потребителю большого желания немедленно бежать в кассу.

Самый наглядный пример тут — автомобильный рынок в отсутствие нормальных автомобилей по доступным ценам. Чтобы там ни говорили об импортозамещении и отечественных «Москвичах», люди не хотят признавать, что утратили доступ к современным автомобилям, и не торопятся тратить деньги на китайские и российские «автозаменители». То же касается и ряда других товаров длительного пользования, с приобретением которых «можно и подождать».

Так почему тогда начальство удивляется низкой инфляции в сочетании с низким спросом?

Незаметная денежная реформа

Все, что происходит на рынке сейчас, — производная от решений экономических и финансовых властей в конце февраля 2022 года.

Фактически комплекс этих решений можно охарактеризовать как конфискационную «денежную реформу», которая сделала «рубль» другой валютой. Не по внешнему виду, а по функционалу. При тех же «внешних характеристиках» содержательно рубль стал «другим рублем».

Кто хочет, может называть его «суверенным», но вот «конвертируемым» рубль быть перестал.

Что было до…

На протяжении последних 30 лет люди в РФ в своих сбережениях оперировали не столько «рублем», сколько парой «рубль/доллар», причем «наличный доллар» внутри экономики РФ был «защитным» высоколиквидным активом, обладающим рядом ценных свойств:

  • он понемножку рос в цене,
  • он мог быть использован как средство платежа (за пределами РФ),
  • он мог быть легко конвертирован внутри РФ. «Бакс — он и в Африке бакс».
Стабильность — наша, расплата — ваша.

Что произошло поле…

Весной 2022 года власти РФ эту связку валют «разломали», искусственно установив курс рубля к доллару — и тем самым заставив людей думать не о расходах, а о сбережениях.

Завысив курс рубля, власти фактически «сократили» ту часть накоплений людей, которая «хранилась в долларах».

Если у вас было отложено 1000 долларов на черный день, то

  • в январе 2022 года вы могли превратить их в 75 000 рублей,
  • в мае — уже только в 56 000 рублей.

На макроуровне — это то же самое, что конфискация сбережений.

Можно, конечно, сказать, что не надо было людям держать накопления в долларах, но… Люди помнят, что рубль к доллару обесценивался каждые семь-восемь лет чуть ли не вдвое — так было в 1998 году, и в 2008-м, и в 2014-м. И все к этому шло в 2022-м — если бы не ЦБ РФ, жестко зарегулировавший рынок, не колоссальный приток валюты и не резкое сжатие импорта.

Все происшедшее — очень похоже на ситуацию, сложившуюся в экономике СССР после конфискационной денежной реформы 1947 года:

  • цены резко выросли,
  • доходы «остановились»
  • оставшийся на рынке объем потребительских товаров оказалось невозможно реализовать.

Возникла дефляционная ситуация, постепенно преодолевавшаяся шестью последующими ежегодными снижениями цен, которые до сих пор поминаются, как «великое сталинское достижение».

Новые деньги 1947 года. Скан Wikimedia

Но сейчас ведь, по большому счету, произошло то же самое, только еще и кредит «сжался». Спрос упал — деньги вроде есть, но покупать не хочется, поэтому мы и наблюдаем плавное снижение цен (в отличие от «дискретного» сталинского), которое так же плавно должно будет привести нас от затоваривания к дефициту.

А дефицит — это совсем не то, чего хотелось бы властям, действительно много сделавшим для того, чтобы «витрина российского госкапитализма» оставалась наполненной товарами.

Но у потребителей и производителей по этому поводу может быть свое мнение.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.