Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

За что на мобилизованных сейчас заводят уголовные дела и какое наказание им грозит? Все случаи задержания и ареста, последние новости на сегодня

За что на мобилизованных сейчас заводят уголовные дела и какое наказание им грозит? Все случаи задержания и ареста, последние новости на сегодня

Статья 333 УК: двух российских военнослужащих задержали во время построения на плацу

Статья 333 УК: двух российских военнослужащих задержали во время построения на плацу

Не все мобилизованные готовы нести службу в соответствии с воинским уставом и законодательством РФ. Вероятно, за годы на гражданке забылся тот факт, что сопротивление или неповиновение командиру наказывается в соответствии с Уголовным кодексом.

Министерство обороны поделилось кадрами задержания во время построения двух мобилизованных военнослужащих, которым вменяется статья 333 УК РФ.

Статья 333 Уголовного кодекса предусматривает наказание за сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждение его к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или с угрозой его применения. В мирное время такие деяния наказываются прохождением службы в дисциплинарной воинской части сроком до двух лет либо лишением свободы на срок более пяти лет.

В период мобилизации или военного положения, либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий применяется 3 часть статьи 333, предусматривающая наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет. Каким именно образом указанные военнослужащие применяли насилие или проявляли неповиновение командирам части, пока не сообщается. Но не так давно правозащитников побеспокоило задержание рядового Александра Лешкова, ударившего полковника в ходе конфликта в парке «Патриот». Несмотря на то, что Лешков вину не признал, камеры зафиксировали факт нарушения устава.

К счастью, факты неповиновения и применения силы к командованию среди мобилизованных пока единичны. Основная часть призванных в ряды Вооруженных сил военнослужащих проходит подготовку на полигонах и в действующих частях без эксцессов.

СПЧ взял на контроль арест мобилизованного Лешкова, унижавшего подполковника

Совет при президенте России по правам человека (СПЧ) следит за ситуацией вокруг мобилизованного Александра Лешкова, который «отличился» конфликтом с офицером в Алабине. По словам члена СПЧ Кирилла Кабанова, в ближайшее время будут обращения к командованию.

Мобилизованный Александр Лешков, напомним, стал горе-героем нашумевшего ролика из Алабина. Мужчина требовал от командования решить ряд проблем, и в итоге разошелся не на шутку, заявив, что придет в штаб и начнет «ломать конечности».

Видео с его дерзким обращением к подполковнику стало достоянием общественности и разошлось в Сети. Заведено уголовное дело (следователи подозревают военнослужащего в нанесении побоев начальнику во время исполнения военной службы и в оскорблении начальника), Одинцовский гарнизонный военный суд арестовал Лешкова до 14 января 2023 года. По статьям обвинения мобилизованному грозит срок до 15 лет.

Инцидент произошел 13 ноября во время строевого смотра. Рядовой Лешков с использованием нецензурной лексики высказал офицерам, в частности подполковнику Мазанову, претензии по поводу организации службы, обеспечения и огневой подготовки мобилизованных. Во время разговора на повышенных тонах военнослужащий выпустил подполковнику сигаретный дым в лицо. Мазанов отстранил мобилизованного рукой, а тот в ответ нанес ему один удар кулаком в грудь.

Мнения по поводу этого конфликта сильно разошлись. Так, военный эксперт Юрий Подоляка заявил, что армия — не балаган, и арест драчуна — правильное решение. «Абсолютно верное решение, — написал блогер. — Да, косяки есть, и их много, но превращение армии в балаган (солдатские комитеты 1917-го, совет полевых командиров Донбасса 2014-15-го) — это ее приговор».

Комбат батальона «Восток» Александр Ходаковский в своей назидательной манере рассказал о другом жутком случае неуставных отношений, а именно о мобилизованном, который выстрелил в своего командира.

«Командир, отличный парень, воевавший с четырнадцатого года, выжил, хоть и очень пострадал. А стрелявший так пояснил свой поступок: он бросил своих бойцов… Начали устанавливать обстоятельства, и оказалось, что речь идёт о ситуации, когда колонна возвращалась с отдыха, а командир на головной машине ускорился по какой-то причине, и тем самым вызвал реакцию.

Очевидно, что человек с автоматом утратил адекватность и совершил поступок, который легко может совершить любой неадекватный человек с автоматом в руках по любому важному для него поводу».

По словам Ходаковского, на фронте поводов для недовольства хватает, но отсутствие дисциплины у мобилизованного и желание самоутвердиться «в глазах бесплатных зрителей» могут привести к трагедии.

Юрист Дмитрий Аграновский уверен, в ситуации необходимо тщательно разобраться.

— Во всех ситуациях мы должны уважать презумпцию невиновности, — сказал он. — Поэтому никакие выводы мы делать не должны. Видеозапись — всего лишь возможное доказательство, которое должно рассматриваться сначала следствием, потом судом.

В интернете распространяются две версии записи — одна короткая, где собственно зафиксирован удар, вторая — длинная, на которой отображено, что этому предшествовало. Делать выводы преждевременно, и уж тем более оказывать давление на следствие и защиту, требуя каких-то расправ или выводов в отношении военных —-в корне неправильно.

По словам Дмитрия Аграновского, неким оправданием поступка Лешкова может быть его психологическое состояние — к боевым действиям он, как и многие другие, похоже, готов не был.

— Мы должны понимать, что мы живем не в советское время, накануне Второй мировой войны, когда абсолютно все население было готово как физически, так и морально к тяжелым испытаниям, — сказал правозащитник. — Здесь наоборот. Поэтому надо понимать, что как мобилизованные, так и военные находятся в психотравмирующей ситуации, которой никто не ожидал. Очень не хотелось бы, чтобы были какие-то расправы или показательные процессы. Это абсолютно неправильно, неадекватно и несвоевременно. Общество к этой ситуации еще не адаптировалось. Люди привыкли к мирной жизни, им перестроиться сложно. И это тоже надо понимать.

По словам эксперта, наказание для Лешкова может быть и реальным и условным — «там много вариантов». Он также добавил, что Лешков мог подать жалобу, и эти мирные действия, возможно, помогли бы избежать конфликта и последующего ареста.

— Сейчас у военного существует масса способов, чтобы подать жалобу. Жалоба могла быть подана достаточно оперативно, потому что во всех организациях, в том числе и Минобороны, есть интернет-приемная. Можно подать жалобу и в письменном виде. Насколько я знаю, есть установка, чтобы эти жалобы рассматривались.

Член Совета при президенте России по правам человека (СПЧ) Кирилл Кабанов также высказался по коллизии в Алабине.

— Ситуация неадекватная. В ней нужно разбираться тонко и правильно, так как мы имеем дело с людьми, призванными с гражданки, состоявшимися и, возможно, какая-то часть претензий была объективной.

Но претензии к армии тоже не дают повода для каких-то действий. Мы понимаем, что в военное время это может закончиться и трибуналом. Слава Богу, что пока это не военное время.

СПЧ пристально следит за ситуацией и даже намерен обратиться к командованию арестованного.

— Возможно, мы обратимся к командованию за разъяснениями. Если будет возможность, хотим пообщаться с сослуживцами Лешкова. Пока мы на постоянном мониторинге. Я знаю, что такие конфликты между офицерами и мобилизованными уже были. Просто резервисты немного не понимают, что они уже не на «гражданке». А претензий много не только из-за всякой ерунды и недопонимания, как сказал президент, но и из-за злоупотреблений и нарушений.

Но даже в советское время, в советской армии с железной дисциплиной подобные наказания не были столь суровыми. Порядок в армии должен быть — я сам кадровый офицер, и все понимаю. Думаю, суд все обстоятельства оценит.

Россияне разделились во мнении относительно «показательного» задержания мобилизованных

Опубликованное представителями Минобороны видео показательного задержания двух мобилизованных, подозревающихся в совершении преступления по ст. 333 УК РФ, вызвало бурную дискуссию с диаметрально противоположными мнениями относительно произошедшего.

Очевидно, что мобилизационные мероприятия прошли гладко и в соответствии с уставом Вооруженных сил РФ не везде. И поддерживать дисциплину среди мобилизованных в учебных частях офицерам удается не всегда. Вероятно, именно в воспитательно-предупредительных целях и было показано общественности достаточно жесткое задержание подозреваемых.

Ниже представлены выборочные комментарии читателей «Военного обозрения», отражающие их субъективное мнение.

Во-первых, есть устав. Есть присяга. Они в армии. Обязаны подчиняться приказам командира. Иначе это не армия, а сброд без дисциплины. Они ещё где? В учебке? Задержание двоих? Да. Это угроза по сговору, п. 2 «а» или «б» ст. 333, судя по зачитанному. Это отягчающие обстоятельства. Похоже, поэтому и провели показательное задержание на камеру

– пишет пользователь Nikon7717.

Это не показуха, это уже реагирование на ту показуху, что учинили эти двое, рисуясь перед мобилизованным коллективом. То, что военная полиция приняла их во время общего построения, направлено на то, чтобы действие возымело воспитательный эффект

– соглашается Ныробский.

Обращаю внимание на то, что официально довели в новостях по задержанию. Они неоднократно отказывались выполнять приказ, сначала данный в устной, а потом в письменной (!) форме. То есть там принципиальный конфликт, который зрел не один день, о котором в курсе и военное следствие, и военный прокурор. Письменный приказ отдавался специально, чтобы был материал для возбуждения дела. А задержание на плацу – показательное, для поддержания дисциплины мобилизованных. Ибо у каждой медали две стороны, и наравне с проблемами с обеспечением и подготовкой есть проблемы пьяных загулов и прочее

– поделился мнением читатель Хронос.

На самом деле вопрос: где военные психиатры и психологи? Да, согласен, они давали присягу и после мобилизации они военнослужащие, обязанные подчиняться всей нормативно-правовой базе, регламентирующей службу. Но есть люди, которых просто нельзя допускать к оружию! Зачем их было вообще брать? Их должны были отсеять ещё на этапе прохождения военной комиссии, вместо того чтобы потом тратить время на показательную порку и вызывать ненужный общественный резонанс

– считает futurohunter.

Просто кто-то продолжает жить гражданской жизнью. Захотел – сказал, захотел – сделал. Только ситуация немного другая. А на передовой это может плохо закончиться и для себя, и для других. Поэтому и спрос такой

– пишет Лена Петрова.

С одной стороны, понимаю, что армия должна строиться на железной дисциплине. Но, с другой стороны, как этих ребят можно обвинить в том, что они не понимают, зачем их вырвали из семьи и отправили в зону СВО с непонятными целями, где никто никуда не спешит и всерьёз ещё ничего не начинал…

В Улан-Удэ возбудили уголовное дело по ч. 3.1 ст. 337 Уголовного кодекса против жителя Якутии, который самовольно оставил военную часть, куда был доставлен военкоматом после мобилизации. Об этом сообщил юрист Павел Чиков в своем телеграмм-канале. По словам Чикова, это первое дело, открытое в России по этой части статьи.

Обвиняемый — житель Якутии в звании младшего сержанта. Он был призван 23 сентября и 28 сентября зачислен в военную часть, дислоцированную в городе Улан-Удэ (Бурятия).

Как пишет Чиков, обвиняемый заявил командиру, что не поедет на Украину и не будет стрелять. «Сообщил, что после этого ему угрожали расправой и уголовной ответственностью. После этого он сбежал из части через дыру в заборе», — написал Чиков.

Теперь младшего сержанта из Бурятии обвиняют в самовольном оставлении части до одного месяца (свыше одного месяца срок заключения вырастает до 10 лет, ранее — пять лет).

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.