Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Продолжаем экономить, а осенью от многого откажемся, мы привычные!

Продолжаем экономить, а осенью от многого откажемся, мы привычные!

Большинство россиян переводят свои потребительские стратегии в энергосберегающий режим, который предполагает экономию и отказ от дорогостоящих покупок для значительного сегмента общества.

По данным фокус-групп в мегаполисах люди с меньшим энтузиазмом готовы запасаться товарами первой необходимости: общество оправилось от шоков марта и апреля и сейчас в общественном сознании преобладает точка зрения о том, что проблем с продовольственной безопасностью в стране не предвидится. Этот фактор работает на стабилизацию общественных настроений: как следствие, нет необходимости в создании долгосрочных запасов продуктов питания (мука, сахар, крупы, консервы и т.д.).

В то же время маркетологи говорят о дальнейшей сегментации рынка потребительских товаров: в регионах, в отличие от столиц, растет запрос на более дешевую и менее качественную продукцию. Еще один характерный тренд: россияне стали реже тратиться на готовую еду (рестораны, доставка), что также связывается с актуализацией режима экономии для значительного сегмента домохозяйств. При этом эксперты отмечают, что на потребительском рынке уже несколько месяцев подряд не наблюдается повышенной готовности россиян скупать бытовую технику.

Покупательная способность российского общества постепенно снижается: социологи констатируют, что в рамках соцопросов увеличивается доля тех, кто указывает на недоступность для них покупки товаров длительного пользования (холодильник, телевизор, стиральная машина и т.д.).

Аналитики «Ромир» говорят, что отчетливо фиксируется расстановка приоритетов в потребительских стратегиях россиян: здоровье и лечение – наименее уязвимые с точки зрения сокращения расходов статьи семейного бюджета. Эксперты говорят, что россияне предпочитают не экономить на лекарствах еще и потому, что опасаются перебоев с доставкой импортных медикаментов, хотя мониторинг ОНФ показывает, что дефицита по основным лекарствам нет.

При этом цены на лекарства импортного производства выросли за последние месяцы достаточно существенно. Эксперты говорят, что россияне за последние двенадцать месяцев увеличили свои расходы в абсолютном измерении, однако доля увеличения не покрывает уровня инфляции за этот период: таким образом, необходимо говорить о сокращении объёмов потребления.

В конце лета – начала осени начнет сказываться фактор сложной ситуации на рынке труда и можно прогнозировать усиление режима экономии для значительного сегмента общества.

При этом такой режим экономии является во многом привычным и постоянным для значительного числа россиян с небольшими доходами, например, для пенсионеров и большинства жителей сельской местности, а также малых и средних городов. Корректировать потребительские стратегии и включать режим экономии в значительной степени придется жителям крупных городов и мегаполисов.

Уровень бедности

Уровень бедности за последние годы в России снизился, однако темпы недостаточны, заявил президент Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому развитию и нацпроектам. По словам Путина, снижение бедности – это «основная цель».

Директор  Института прикладных политических исследований ВШЭ Валерия Касамара: В условиях глобальной турбулентности бедность становится ключевой угрозой для граждан, а рост потребительских цен воспринимается как тревожный сигнал. Поэтому важно, что президент не только отметил позитивную динамику статистических данных по бедности, но и дал оценку темпам ее снижения, как «очевидно недостаточным». Есть основания полагать, что у государства сформирован достаточно эффективный механизм поддержки уязвимых категорий граждан.

По итогам пандемийного 2020-го года доходы четырех нижних децилей не упали по сравнению с докризисным сценарием, а доходы нижнего дециля выросли на 7,6%. Уровень бедности также сократился, а индекс Джини, отражающий уровень неравенства, остался практически неизменным.

Текущий кризис накладывает ряд дополнительных ограничений. Поэтому, если таргетированные меры поддержки бизнеса и граждан опробованы в пандемию, активно внедряются и позволяют удержать бедность «здесь и сейчас», то в среднесрочной перспективе важны комплексные системные факторы, создающие условия для восходящей мобильности: прежде всего через глобальную открытость страны, возможность получить конкурентное образование и бесшовный подход к инвестированию в человеческий капитал (начиная с детства).

Это уже активно обсуждается, но нуждается в длительной и поступательной настройке. Глава Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов: Одним из механизмов снижения уровня бедности в стране является повышение различных целевых выплат социально незащищенным слоям населения – то есть, тем россиянам, которые по объективным причинам не всегда в состоянии достойно себя обеспечивать.

Также важным элементом борьбы с бедностью может стать повышение минимального размера оплаты труда, который является ориентиром для выплат различным категориям граждан, и, в первую очередь, гражданам, работающим в бюджетных организациях. Повышение МРОТ может стать мультипликатором увеличения заработных плат представителей не самых обеспеченных категорий работников.

Вице-президент РАПК Алексей Куртов: Важно, что президент обращает внимание на такие  проблемы жителей страны. Не менее важно разработать и взять на вооружение точную систему, шкалу, по которой можно оценить параметры жизни людей, в том числе уровень бедности.  Хотя понятно, что есть и универсальный ответ – повышение общего уровня жизни и благосостояния граждан является залогом борьбы с бедностью.

Политконсультант Александр Семенов: Проблема бедности имеет две составляющие: уровень дохода и уровень потребительских расходов. Снизить уровень бедности возможно, если принимать меры по двум этим составляющим. Понятно, что необходимо повышение МРОТ, которое у нас происходит периодически. Но важно понимать, что возникает такая категория, как «работающие бедные», то есть необходимо регулировать, делать более адресной и дебюрократизированной систему мер по снижению потребительских расходов у категорий населения с низкими доходами. Также необходим пересмотр систем оплаты труда в бюджетной сфере в сторону увеличения стабильных окладов вместо сложной системы стимулирующих и непостоянных выплат.

Политолог Арсен Шаяхметов: Избежать снижения уровня жизни в перспективе ближайших пары лет не удастся – изоляция, инфляция и уход внутренних и внешних инвесторов определяют негативные экономические тенденции. Перед правительством стоит задача скорее удержания уровня жизни – через строительство инфраструктуры, соцподдержку, поиск альтернативных рынков сбыта, увеличение госзаказа и роли государства в экономике. Эти меры в короткосрочной перспективе позволяют активизировать экономические процессы, сохранить рабочие места, но для перехода от стагнации к экономическому росту необходимо развивать условия для свободного рынка.

Про наши будущие автомобили

Инсайдеры в автомобильной отрасли утверждают, что для насыщения отечественного авторынка государство в перспективе может пойти на экстраординарный шаг: попробовать пролоббировать изменения технического регламента Таможенного Союза 018/2011 «О безопасности колесных транспортных средств».

Внесение правок в этот документ – очень сложный, с точки зрения законодательства и юриспруденции, процесс, однако это может позволить снизить требования к импортируемым в страну автомобилям  Сертификат ТР ТС 018/2011 «О безопасности колесных транспортных средств» устанавливает единые, обязательные для исполнения и применения требования к колесным транспортным средствам и компонентам транспортных средств, влияющим на безопасность в процессе эксплуатации средств передвижения, выпускаемым в обращение на территории стран Таможенного союза.

По оценкам экспертов, российский авторынок сегодня находится в сложной ситуации дефицита как самих автомобилей, так и запасных частей к ним. Первая стадия дефицита сформировалась еще ранее – до начала массированного геополитического давления на Россию.

В период пандемии  сыграли свою роль вводимые тогда эпидемиологические ограничения, а также образовавшийся во всем мире дефицит чипов для производства электронных систем, которыми оснащаются современные машины. Позднее, после начала СВО на юго-востоке Украины, сработали санкционные ограничения:  европейские автопроизводители в массовом порядке покинули РФ. Таким образом,  огромный рынок оказался в условиях ощутимого голодания – российские концерны из-за введенных ограничений и  разрушенных логистических цепочек потеряли доступ к необходимым комплектующим.

По этой причине государство было вынуждено ослабить требования к выпускаемым на территории России транспортным средствам. В частности, стало возможным производство машин низких экологических классов и в совершенно «голых» комплектациях – без электронных помощников и систем безопасности.

Между тем, утверждают источники в отрасли, подобный подход призван в первую очередь на определенное время удержать на плаву отечественный автопром, однако запрос на более качественные и при этом более дешевые автомобили по-прежнему сохраняется.

Снижение требований не только к выпускаемым на территории РФ транспортным средствам, но и к тем, которые ввозятся из-за границы, позволит, по оценкам экспертов, наладить поставки в первую очередь бюджетных машин по адекватным ценам. В первую очередь речь идет о китайских и иных азиатских производителях. Данная мера, при всей сложности ее реализации, может оказаться временным решением, которое позволит насытить рынок и сохранить многие дилерские сети внутри страны.

При этом, безусловно,  сохраняются риски: во-первых, будет ли скорректировано решение позднее, при стабилизации геополитической ситуации; во-вторых, не окажется ли подобный технологический откат чересчур привлекательным для целого ряда концернов, желающих сбывать в РФ непопулярные и устаревшие авто; в-третьих,  не явится ли данное решение драйвером протестной экологической повестки. Именно поэтому сегодня профильные ведомства должны просчитать – превосходит ли возможная польза потенциальные риски, или же нет.

Мнение экспертов. Социолог Мария Филь – о проблеме ресоциализации ветеранов СВО. 

Отложенное влияние специальной военной операции на политический климат в российском обществе будет очень существенным. Каким оно окажется, пока прогнозировать сложно, так как это зависит от многих факторов: как долго еще продлится активная фаза боевых действий, каковы будут итоговые результаты, какие последствия наступят для экономики по итогам конфликта.

Понятно, что основных варианта два:

1. Если  финал спецоперации будет большинством общества восприниматься как победа (на основании объективных фактов, а не пропагандистских заявлений), то люди будут готовы закрыть глаза на многие текущие трудности;

2.Если же итоги СВО будут ощущаться на массовом уровне как поражение и укоренится впечатление, что поставленные изначально цели не достигнуты, возникшее раздражение обратится, в первую очередь, на власть.  Во втором случае возможен вариант осознанного перенаправления негатива на отдельные элитные группы, которые можно обвинить в произошедшем, но это – достаточно опасный вариант с непредсказуемыми последствиями, так как  связан с нарушением сложившегося статус-кво.

Уже на текущем этапе необходимо уделить особое внимание работе с молодыми ветеранами СВО, обеспечить их нормальное возвращение к мирной жизни. Россия достаточно давно не сталкивалась с проблемой ресоциализации такого количества участников боевых действий, поэтому уже на текущем этапе необходимо разрабатывать и применять систему социальных технологий, способную удовлетворить актуальные потребности текущего дня. Речь должна идти о системной работе: материальной помощи (льготная ипотека, кредитование и т.п.), социальной помощи (обучение и трудоустройство, льготы), психологической помощи (преодоление ПТСР и иных трудностей).

Молодые ветераны должны чувствовать свой высокий социальный статус и поддержку общественности. Сейчас, хотя и не везде одинаково широкомасштабно, в российских населенных пунктах появляется социальная реклама с лицами новых героев, это положительный момент, который необходимо усиливать и развивать.  Участники СВО должны понимать, что основным источником их поддержки является государство, интересы которого они защищали.

Если это убеждение не будет сформировано, а добиться этого можно только путем систематических реальных дел, ветеранскую аудиторию переключат на себя криминальные структуры и политические экстремисты, что  можно было наблюдать на примере ситуации с ветеранами Афганистана.

Эта перспектива в свою очередь несет огромные политические риски.  Понятно, что реализация описанного подхода к государственной поддержке нового поколения ветеранов требует значительных средств, но эти расходы – инвестиции в политическую стабильность.

Множество исторических примеров подтверждает, что недовольные ветеранские массы неоднократно становились активными участниками или даже движущей силой политических беспорядков с последствиями разной степени тяжести. Необходимо, чтобы внимание ветеранского электората и далее было сфокусировано на личности президента, который должен восприниматься как единственная сила, способная оказать помощь и формирующая позитивную картину будущего.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *