Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Что такое NFT-токены, как на них заработать и что говорит о них российское законодательство? Последние новости

Что такое NFT-токены, как на них заработать и что говорит о них российское законодательство? Последние новости

NFTтокены поставили на уши всю арт-индустрию: с их помощью зарабатывают на цифровых картинах и даже мемах. Разбираемся, как они устроены, чем опасны и как меняют рынок цифрового искусства. … Всё больше авторов используют NFTтокены, потому что с ними удобнее зарабатывать деньги и защищать авторские права, а пользователям — удобнее коллекционировать контент. Теперь любой художник может продать за деньги не только цифровую картину, но и GIF-анимации, видео и даже мемы. Но у этого есть и обратная сторона.

Что такое NFT

Разберемся для начала в терминологии. NFT, non-fungible token, — невзаимозаменяемый токен, то есть уникальная запись в блокчейне — децентрализованной базе данных, в которой в том числе хранится история операций с конкретным токеном.

Главная особенность NFT — невозможность замены, подмены и изменения информации. Это делает его идеальным инструментом для подтверждения права владения цифровым активом. По сути, покупая NFT, покупатель получает сертификат подлинности и владения конкретным произведением. Такую покупку можно сравнить, например, с приобретением картины, выставленной на постоянной основе в галерее.

Строго говоря, NFT к 2021 году новинкой уже не был. Не вдаваясь в технические детали и ранние эксперименты, отмечу, что в нынешнем формате NFT на блокчейне Ethereum появился в 2017 году.

Технология NFT (Non Fungible Token — невзаимозаменяемый токен) — часть блокчейна (blockchain) или цепочки блоков. Блокчейн — система, которая хранит в блоках информацию обо всех предыдущих операциях внутри цепочки. Это нужно для хранения данных: из такой системы нельзя просто так изъять отдельный блок, не разрушив всю цепочку.

Блокчейн работает вот так.

Пользователь совершает транзакцию — например, покупает понравившуюся цифровую картину или видео. После этого в цепи создаётся новый блок, представляющий данную операцию. Затем он связывается с остальными блоками, чтобы передать им информацию об операции. Они проверяют подлинность нового блока, и если всё хорошо — добавляют его в общую цепочку. После этого транзакция считается выполненной, а пользователь может получить свой файл.

Новая операция с покупкой картины окажется в конце цепи, а все предыдущие операции пользователя — перед ней. Получается своеобразный аналог книги бухгалтерского учёта, только информация блокчейна хранится на серверах и на компьютерах у пользователей-майнеров. Их обязанность — делать так, чтобы транзакции других пользователей оперативно добавлялись в общий блокчейн.

Как работает NFT

Каждую запись в такой цепочке называют токеном. В открытом блокчейне все токены можно заменить на идентичные, однако в системе NFT этого сделать нельзя. Если у вас есть, например, биткоин — его можно поменять на другой биткоин, идентичный вашему. NFT-токены — уникальные, заменить их невозможно.

Наглядная схема разделения на заменяемые и незаменяемые токены. Non-fungible — это невзаимозаменяемые товары, fungible — взаимозаменяемые, Intangible — нематериальные, а tangible — материальные

Именно благодаря таким токенам любой желающий может легко закрепить права на уникальный цифровой объект — картинку, видео или предмет в игре. Иными словами, NFT позволяет купить не сам товар, а право собственности на него, прикрепив токен с данными о владельце к файлу.

Любой художник, желающий прикрепить токен к своей работе, может использовать площадки OpenSea или Rarible. Примечательно, что OpenSea создает NFT-токены только после того, как на них найдётся покупатель. В таком случае автору не нужно платить комиссию блокчейну Ethereum. Площадка Rarible, наоборот, создает токены сразу после загрузки работы в сервис и берёт с автора комиссию.

Логотип OpenSea. 

Кто использует NFT

На данный момент технология может работать с большим количеством видов контента — картинками, видео, анимациями и даже мемами.

Художник из Южной Каролины Майк Винкельман a.k.a Beeple, о котором мы упоминали выше, выставил на аукционе Christie’s огромный коллаж из 5 тысяч цифровых изображений, которые он ежедневно рисовал на протяжении 13 лет. Для знаменитого аукционного дома продажа полностью цифрового арта оказалась первой за всю историю существования Christie’s. 11 марта коллаж продали за рекордные 69 миллионов долларов.

Работа Beeple под названием Everydays: The First 5000 Days

Так же NFT-токены активно используют в играх с внутренними покупками для того, чтобы подтвердить владение виртуальными предметами — комплектами брони, оружием, зданиями и скинами. Это нужно, в первую очередь, для того, чтобы игроки могли переносить предметы между своими аккаунтами, перепродавать их, а также с помощью токенов заявлять о владении. При этом у игроков нет авторских прав на эти предметы, они всё ещё находятся у компании-разработчика, однако NFT-токен подтверждает неоспоримое право собственности внутри системы.

Entropia Universe.

Но самый необычный способ использовать NFT-токены продемонстрировала компания Injective Protocol. Она купила работу Morons (White) художника Бэнкси за 95 тысяч долларов и во время трансляции в Твиттере сожгла картину. После этого компания привязала невзаимозаменяемый токен к цифровой версии уничтоженной работы.

Картина Бэнкси под названием Morons (White)

Теперь Morons (White) существует только в цифре и принадлежит Injective Protocol. Компания объявила, что пошла на такой шаг для того, чтобы создать из физической работы полноценный крипто-арт, который существует только в цифровом пространстве.

Процесс сожжения.

Помимо картин и музыки, благодаря NFT на аукционе смогли продать и полноценный мем. В прошлом месяце из под молотка ушёл популярный в десятых годах Nyan Cat — пиксельный кот, который летит сквозь космос под веселую чиптюн-мелодию. Мем стоил будущему обладателю около 580 тысяч долларов.

Десятичасовая версия Nyan Cat
Зачем NFT художнику

Благодаря NFT-токенам авторы контента (художники, музыканты, видеомейкеры, блогеры) могут зарабатывать деньги без посредников, получая средства напрямую от аудитории. Кроме этого, NFT позволяют зарабатывать на эксклюзивных (и дорогостоящих) сделках.

По версии CoinDesk, за февраль 2021-го пользователи потратили около 100 миллионов долларов на крипто-товары, не существующие физически. Благодаря этому многие художники без мирового имени стали зарабатывать гораздо больше. Например, арт-директор Halo Infinite Николя Бувье продал свой крипто-арт почти за 35 тысяч долларов, а бывший художник DC Хосе Дельбо заработал около двух миллионов долларов на рисунках Чудо-женщины.

Зачем NFT покупателю

NFT-токены позволяют аудитории поддерживать финансово любимого автора и дают пользователям право на использование цифрового контента, будь то размещение в социальных сетях, использование в качестве аватара и так далее. К тому же, произведения с прикреплённым NFT — своего рода коллекционный актив, ценность которого может со временем повышаться или падать.

Если к такому токену привязана картина, существующая всего в одном экземпляре — его ценность будет максимально высокой. Яркий пример — коллаж от Beeple, о котором говорилось ранее.

Будущее NFT

Токены могут навсегда изменить систему, по которой работают авторские права на цифровой контент, и защитить крипто-картины и видео от незаконного копирования. Также NFT сильно облегчит тяготы с авторскими правами для музыкантов и позволит стриминговым сервисам быстрее лицензировать фильмы и сериалы.

Цифровая картина художника SloppyJ44 под названием Bubblegum Crisis. Сейчас стоит 2 тысячи долларов.

В целом операции с NFT-токенами проходят гораздо быстрее, чем операции с физическими предметами, что тоже положительно сказывается на процессе реализации. Пользователям будет проще поддерживать любимых авторов, не прибегая к использованию сторонних ресурсов и систем. При этом они получат эксклюзивные права на владение купленным крипто-артом.

Запомнить

  1. NFT — это токен, который подтверждает владение каким-либо цифровым активом. Преимущество токена в том, что информацию в нем нельзя заменить или подменить.
  2. Покупку NFT-арта можно сравнить с покупкой картины, которая на постоянной основе выставлена в галерее.
  3. Криптовалюты очень нестабильны — курс и ценность валюты меняются стремительно.
  4. Тренды в NFT проносятся со скоростью света.
  5. Для торгов нужен браузерный кошелек, поддерживающий протоколы NFT.
  6. Развивать твиттер — половина успеха.
  7. Стоимость размещения работ постоянно меняется и может составлять от десятков до сотен долларов.
  8. Соблюдайте осторожность при работе с кошельками.

В Госдуму внесли законопроект об NFT, который приравнивает их к объектам интеллектуальной собственности. Это слишком узкое определение для невзаимозаменяемых токенов, которые имеют все шансы перекочевать из мира мемов и искусства в реальный сектор экономики, полагают опрошенные эксперты. Какое определение NFT придумали российские депутаты, поможет ли это бороться с мошенниками и при чем тут покупка квартиры, читайте в нашем материале.

Старыми словами о новом

NFT нужно регулировать так же, как объекты интеллектуальной собственности, полагают депутаты Госдумы от фракции «Новые люди» Антон Ткачев и Владислав Даванков. Соответствующий проект они внесли на рассмотрение нижней палаты парламента в четверг, 21 мая. По словам Антона Ткачева, эта первая в мире законотворческая инициатива об NFT.

Авторы предлагают закрепить в законе понятие «невзаимозаменяемый токен», а заодно и обеспечить защиту их владельцев.

На сегодня де-юре и де-факто исключительные права на NFT надлежащим образом не защищены, отсюда много проблем — «от мошенничества и нарушения исключительных прав правообладателей до взломов криптокошельков», отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Законодатели подчеркивают: токены нельзя отнести к криптовалютам, они представляют собой цифровой сертификат на право собственности, а значит, являются объектом интеллектуальной собственности. По этой логике к ним должно применяться законодательство в сфере охраны интеллектуальной собственности, считают разработчики инициативы.

Так, они предлагают следующее определение NFT (они же non-fungible tokens) — «невзаимозаменяемый токен уникального цифрового актива (изображений, видео или другого цифрового контента или актива) в виде невзаимозаменяемых данных, хранящихся в системе распределенного реестра (системе блокчейн)». Закрепить его предполагается в статье 1225 Гражданского кодекса РФ.

Новая головная боль

По разным оценкам, объем мирового NFT-рынка по итогам 2021 года составил $25−40 млрд. В России к 2030 году он может достичь $10 млрд, прогнозируют связанные с инвестициями в искусство эксперты. И хотя популярность невзаимозаменяемых токенов снижается (по данным портала NonFungible, сейчас в сравнении с пиком ажиотажа в сентябре проводится почти на 92% меньше сделок — 225 тыс. транзакций против 19 тыс.), объем рынка измеряется десятками, а то и сотнями миллионов долларов.

Помимо признанных арт-объектов, в виде NFT продаются мемы, клипы поп-звезд и даже посты в соцсетях. Потенциал использования невзаимозаменяемых токенов распространяется за пределы мира искусств и сетевого фикшена, однако пока массово используется только там.

Определения NFT в российском законодательстве действительно нет. Термин «токен» фигурирует в законе о цифровых финансовых активах, однако с NFT никак не соотносится. Законопроект о приравнивании невзаимозаменяемого токена к интеллектуальной собственности — первая попытка найти ему место в системе.

— Если квалифицировать NFT-токены как объект интеллектуальной собственности, то к ним можно применить положения ч. 4 Гражданского кодекса РФ. В этом случае их просто нужно включить в состав объектов [интеллектуальной собственности] — например, произведений, — говорит основатель KIP LegalTech, член комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций Павел Катков.

Их перечень и сейчас открыт для пополнения, однако «суды не очень любят брать на себя ответственность за новое, поэтому определенность от законодателя будет полезна», полагает собеседник.

Спасение от мошенников

Из-за отсутствия регулирования NFT может «гулять» по сети, становясь объектом споров и мошенничества. При этом проверить «объем прав, который он в себе якобы несет», невозможно, подчеркивает управляющий партнер GMT Legal Андрей Тугарин.

Рынок NFT новый, а методы жульничества старые: фишинг, сайты-подделки и прикидывающиеся работниками маркетплейсов мошенники. Так у владельца художественной галереи на Манхэттене украли токены из коллекции «Скучающие обезьяны» и «Обезьяны-мутанты», стоимость которых достигала $2,3 млн.

Сможет ли законопроект обезопасить держателей токенов от мошенничества? Само собой, нет, уверен криптоэксперт, председатель совета Аccоциации цифровой трансформации Юрий Мышинский.

— Сейчас речь идет только о предложении ввести понятие NFT-токена в гражданский кодекс. Означает ли это, что в полиции или в судах станет понятно, что делать, когда к ним обращаются с заявлением о взломе криптокошелька? Ответ очевиден, — считает он.

Ничто и сейчас не мешает правоохранительным органам применить к цифровому обману с NFT статью 159 УК РФ «Мошенничество», отмечает в свою очередь Павел Катков: более того, есть специальный состав «Мошенничество в сфере компьютерной информации», вполне применимый к подобным инцидентам.

— Поэтому суды и правоохранительные органы могут работать уже сейчас, не дожидаясь закона, — подчеркивает специалист в области защиты интеллектуальной собственности. — Закон же лишь даст большую определенность в спорных ситуациях, которые, безусловно, будут возникать.

Попытка идентификации

До сих пор никто не брал на себя риск отнести NFT к одному из объектов гражданских прав, подчеркивает управляющий партнер GMT Legal Андрей Тугарин. Поправки приводят нас к возможности зафиксировать права на невзаимозаменяемый токен и, как следствие, инструмент проверки его наличия. Но собеседник сомневается, что этого достаточно.

— Это всё существенно сужает возможный функционал NFT. В случае его признания охраняемым результатом интеллектуальной деятельности, мы скорее всего сможем говорить только о предметах искусства и иных авторских произведениях, — рассуждает Андрей Тугарин. — Однако, как мне кажется, потенциал применения NFT гораздо шире и ограничивать его периметром интеллектуальной собственности скорее неверно.

В частности, токенами интересуются на рынке недвижимости: они могли бы значительно ускорить и упростить передачу прав на имущество.

Применение NFT в реальном секторе, той же сфере недвижимости, тоже пока никак не урегулировано на законодательном уровне, напоминает патентовед, специалист патентного бюро «Первоисток» Юлия Киселева.

— Потенциально приобретать недвижимость через NFT было бы проще, быстрее и дешевле, чем стандартным способом. Но если задуматься о такой перспективе, то как минимум необходимо определить, как передавать право собственности и разделять его (при совершении сделок с долевой недвижимостью), как идентифицировать пользователей и проверять актуальность информации об объекте, — отмечает собеседница, добавляя, что это лишь малая часть вопросов, которые требуют регулирования.

Катастрофическая неясность

Андрей Тугарин подчеркивает, что одного лишь внесения изменений в ст. 1225 ГК РФ «катастрофически недостаточно». Законопроект, например, не уточняет, будет ли токен считаться средством индивидуализации (например, товарным знаком), объектом авторского права (предметом искусства или программой для ЭВМ) или объектом промышленной собственности, скажем, изобретением?

По факту NFT — это программный код, что по своей природе уже является программой для ЭВМ и автоматически попадает под действие авторского права.

— Поэтому такие поправки в ГК РФ особо ничего не меняют, — добавляет он. — Думаю, наоборот, зарождается некая противоречивость. С одной стороны, NFT приобретает какой-то правовой статус, а с другой, существенно ограничивается его функционал.

С точки зрения юридической техники, определение невзаимозаменяемого токена, которое предлагают законодатели, не выдерживает никакой критики, уверен член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Ефим Казанцев.

Во-первых, законодатели предлагают внести его в статью ГК, которая содержит лишь краткий перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Их определения же прописываются в других статьях. Во-вторых, предлагаемое описание NFT cодержит понятия, которые также нуждаются в закрепленной трактовке: «уникальный цифровой актив», «цифровой контент или актив», «невзаимозаменяемые данные».

— Без расшифровки этих понятий предлагаемое определение невзаимозаменяемых токенов создаст больше вопросов, чем даст ответов, и породит массу правоприменительных проблем, — объясняет юрист.

Хорошая попытка

По его мнению, попытка квалифицировать такой специфический феномен как интеллектуальную собственность и вовсе лишается смысла, если не закрепить специальные правила оборота и защиты токенов. Это «лишь усилит правовую неопределенность, связанную с выпуском и оборотом NFT», полагает Ефим Казанцев.

Патентовед Юлия Киселева считает незаурядной задачу разработать законопроект, который на практике защитит права правообладателей и покупателей NFT. Их использование в реальном секторе экономике перспективно, но пока нужны базовые механизмы защиты цифровых активов, которые уже в ходу. Там правовая база изначально ближе к сфере NFT, а значит, встроить их определение будет проще, считает эксперт.

— Понятие криптовалют введено в законодательство России с 2020 года, — напоминает глава совета Аccоциации цифровой трансформации Юрий Мышинский. — Помогает ли это как-то держателям криптовалют? Не особо.

Он полагает, что предложение подвести NFT под закон об интеллектуальной собственности не стоит расценивать как коренной перелом в отношении к блокчейн-технологиям на законотворческом уровне. Вместе с тем назвать его популистским тоже нельзя. «К технологии невзаимозаменяемого токена можно относиться по-разному, но это очевидный тренд, который с нами надолго»

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *