Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Почему рубль укрепляется к доллару а цены не падают? Когда снизятся цены на продукты и товары?

Почему рубль укрепляется к доллару а цены не падают? Когда снизятся цены на продукты и товары?

Курс доллара опускался ниже 66 рублей впервые с марта 2020 года

По данным, курс доллара снижается до 66,27 рубля, курс евро падает до 70,05 рубля

Укрепление рубля до практически февральских значений на ценах сказалось мало. Почему они не рушатся вслед за долларом? Ждать ли подешевения каких-либо товаров?

Вопрос, который волнует абсолютно всех: почему цены в магазинах не падают? А почему они должны падать? Ну как же: рубль-то укрепился до прежних уровней, а цены почему-то не снизились соответственно.

Вот и возникает такой вопрос. Логично? Логично. Вроде как и вправду можно было ожидать снижения цен.

Рубль укрепился, но цены остаются прежними

Справедливости ради отметим, что цены пусть и не снижаются, но все-таки происходит заметное замедление темпов их роста. Уже хорошо! По данным Росстата, к середине апреля 2022 года недельный рост цен снизился до 0,2%, в то время как в конце февраля, да и в марте, цены росли примерно на 2% каждую неделю. Это официальные данные, что необходимо обязательно подчеркнуть. Потому что можно привести много примеров касательно отдельных товаров, на которые цены не то что за неделю, а за считанные дни вырастали на десятки процентов.

Вернемся к укреплению российского рубля и к тому, почему это, в лучшем случае, повлияло только на замедление роста цен. Дело в том, что то укрепление рубля до уровней более чем двухмесячной давности, которое мы видели, не носит рыночного характера. Нынешние уровни курса российского рубля — это искусственные уровни, сформированные целым комплексом жестких валютных ограничений, среди которых действовавший более месяца запрет банкам продавать гражданам наличную валюту, введение обязанности экспортерам продавать 80% валютной выручки, новый порядок продажи валюты населению, который действует с 18 апреля и по которому гражданам может быть продана только та валюта, которая появилась у банков исключительно потому, что кто-то другой продал ее банку до этого.

Но если существует такое искусственное курсообразование на валютном рынке, то нынешний курс национальной валюты никоим образом не отражает реальную экономическую ситуацию, а следовательно, нет ничего удивительного в том, что рубль сильно укрепился, а цены все равно снижаться не собираются. Увы!

И что же теперь ждать от инфляции? Ответ очевиден. Она будет и дальше расти, хотя, возможно, и не столь стремительно. Большинство прогнозов самых уважаемых финансовых организаций и аналитических центров сводится к тому, что инфляция в текущем году составит около 20% или даже чуть превысит этот уровень. Уже к 15 апреля 2022 года инфляция в годовом выражении, по данным Росстата, разогналась до 17,6%. Последний раз такая инфляция была в феврале 2002 года, тогда она составила 17,7%. Представляете? По этому важнейшему макроэкономическому показателю мы оказались отброшены на 20 лет назад.

Возможно, ситуация будет улучшаться постепенно? Хотелось бы в это верить, но как-то не очень получается. Не получается еще и потому, что есть понимание, какие проинфляционные факторы не позволят в обозримой перспективе ценам заметно снизиться.

Во-первых, сохраняется высочайшая неопределенность экономической ситуации. Когда непонятно, что и как будет происходить, тогда производители и продавцы страхуются: они стараются реализовывать продукцию по возможно более высокой цене.

Во-вторых, сегодня важным фактором, стимулирующим инфляцию, является перестройка логистики, которая требует дополнительных затрат. Потребуется и определенное время, чтобы произошло необходимое перераспределение транспортных потоков в условиях, когда товарные запасы ограничены. Если запасы будут исчерпаны, а новая логистика так и не заработает, можно представить, какое влияние это окажет на цены — они вырастут. И есть весомые основания прогнозировать, что даже с новыми логистическими схемами они вниз не пойдут. В российской экономике подобное бывает. Собственно говоря, описанная выше ситуация с возвращением курса рубля к прежним уровням и то, как это повлияло на инфляцию, из той же серии. Есть пример, чуть ли не хрестоматийный и много раз наблюдаемый: мировые цены на нефть не раз сильно падали, но цены на топливо в России вслед за этим не снижались.

В-третьих, простимулировать инфляцию могут и попытки административного замораживания цен. Ох, любят у нас это делать чиновники. Неудачный пример с замораживанием цен на сахар-песок и подсолнечное масло полтора года назад, похоже, мало чему их научил. Конечно, на какое-то время цены можно заморозить, но потом, когда придет время их размораживать, цены, напротив, ускоренно вырастут. Кроме того, когда искусственно сдерживаются цены на отдельные товары, это стимулирует повышение цен на другую продукцию. Производители и продавцы не без оснований рассуждают примерно следующим образом: «Сейчас заморозили цены, к примеру, на сахар-песок, а завтра это сделают и на другие товары, поэтому необходимо повысить цены на них уже сегодня, чтобы хоть как-то компенсировать выпадающие доходы в будущем».

В-четвертых, стимулом для повышения цен в российской экономике будет и снизившийся уровень конкуренции в ней. У нас с этим и так-то были проблемы. В том числе и поэтому, кстати, инфляционные риски в российской экономике оставались всегда. Теперь представьте ситуацию сегодняшнего дня, когда из России уходят сотни иностранных компаний. Очевидно, что уровень конкуренции снизится. Да, от ухода того же «Макдоналдса» какая-нибудь сеть российского общепита, скорее, выиграет, ведь одним конкурентом меньше стало. Но возможностей повысить цены теперь у российских компаний будет больше, потому что их не будут сдерживать конкуренты — иностранные компании. Они не будут бояться, что если сильно «задерут» цены, то останутся без клиентов. И будьте уверены: это простимулирует ускоренный рост цен. Не потому, что российские или другие остающиеся на нашем рынке компании такие уж плохие, а потому, что так функционирует рыночная экономика в условиях недостаточного развития конкуренции в ней.

В-пятых, продолжится импорт мировой инфляции. Это являлось одной из причин высокой инфляции в 2021 году, так же будет и в году текущем. Возможно, влияние данного фактора окажется не таким значительным, как это было в прошлом году, потому что объемы импорта упадут на десятки процентов. Но с другой стороны, и уровень мировой инфляции сегодня значительно выше по сравнению с прошлогодним — раза в полтора. Сегодня когда-то немыслимые показатели годовой инфляции для развитых экономик в 7–9% уже никого особо не удивляют.

Перечисленные выше факторы говорят о том, что инфляция в 2022 году в нашей стране будет высокой. Она все-таки заметно превысит 20%. Конечно, можно сказать, что она и так уже выше, приводя в пример динамику цен на отдельные товары, но не будем забывать, что официальный показатель инфляции — это, условно говоря, «средняя температура по больнице». Так к этому необходимо и относиться.

А еще хотелось бы, чтобы госорганы не только более реально оценивали ситуацию с ростом цен, но и предпринимали эффективные меры по компенсации инфляционных издержек населению. Люди точно не виноваты в том, какая свистопляска «вдруг» стала происходить с ценами.

Цены на импорт по-прежнему высоки, потому что многие ретейлеры закупили товары при курсе 120–130 рублей за доллар и теперь их просто распродают

— Сейчас сложилась ситуация, когда один и тот же товар кто-то продает, условно говоря, за 80, а кто-то за 150 рублей. Но если ситуация будет более-менее стабильной, то к середине мая цены выровняются, — считает эксперт.

В крупнейшем российском маркетплейсе отметили, что снижение идет. Продавцы снизили цены на отдельные модели ноутбуков на 30 процентов, мониторов — на 40 процентов, смартфонов — на 20 процентов. Стала дешеветь и некоторая бытовая техника: стиральные машины — на 20 процентов, холодильники — на 15 процентов, на 30 процентов подешевели некоторые модели телевизоров. Тем не менее говорить о том, что цены упали так же стремительно, как доллар, нельзя. Почему?

— Существует большая экономическая неопределенность. Что будет с курсом доллара? Не переведут ли все расчеты на рубль? Как будет меняться покупательная способность населения? — рассуждает кандидат экономических наук, преподаватель МГУ Виктор Кудрявцев. — А в условиях неопределенности продавцы пытаются подстелить соломки. Наценки на один и тот же товар могут отличаться в разы!

По мнению эксперта, на рынке сейчас действуют две разнонаправленные тенденции. Первая, положительная — укрепление рубля. Вторая, отрицательная — усложнение работы из-за санкций.

— Простой пример. Курс доллара снизился, и электроника, по идее, должна подешеветь. Но компания Apple приостановила в России продажи техники. Тем не менее купить ее можно. Начались поставки через Казахстан, но уже по другой цене, — пояснил Виктор Кудрявцев. — В итоге их продукция очень дорого стоит.

Эксперт считает, что в цену товаров многие производители и продавцы закладывают геополитические риски.

— Например, холодильники. Многие из них собираются в России, но в них полно импортных деталей, например, микросхем. Сможем ли мы их в ближайшем будущем получать от прежних поставщиков по прежней цене — вопрос, — пояснил Виктор Кудрявцев. — А это значит, что цены нужно увеличить с учетом того, что завтра микросхемы придется закупать у других компаний, за другие деньги.

Экономист, директор по внешним связям компании BitRiver Андрей Лобода считает, что укрепление рубля тем не менее дает надежду на снижение цен:

— Если изменение курса рубля в пределах года составит плюс-минус 2,5–3 процента и российскую валюту будут использовать как средство сбережения граждане и инвесторы, то все это будет сильнее давить на розничные цены.

По мнению Андрея Лободы, многое будет зависеть и от цифрового рубля. Если этот проект Центробанка будет успешен, то укрепится и обычный рубль, и станет меньше поводов для роста цен в магазинах. Но насколько такой сценарий реален — большой вопрос. Пока имеется большая экономическая неопределенность, цены обязательно будут расти. Это, как ни крути, закон рынка.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Игорь Березин, президент Гильдии маркетологов:

— Рост цен на товары был вызван главным образом не ростом курса доллара, а ажиотажным спросом. Сейчас цены постепенно остывают. Килограмм сахара, например, на пике цен стоил 130 рублей, а сейчас — от 70 до 100. Но это рублевая история. Если же брать импорт, то цены, несмотря на снижение курса доллара, расти продолжат.

Во-первых, этот самый доллар трудно купить. И стоит он для импортера не столько, сколько на бирже, а дороже. Во-вторых, из-за блокировки российских судов и фур выросли цены на логистику. В-третьих, из-за того, что крупные банки под санкциями, стало сложнее вести любую внешнеэкономическую деятельность. Все это сказывается на ценах.

Крупные магазины меняют привычный формат

В апреле посещаемость торговых центров в Москве снизилась в среднем на 12 процентов — по сравнению с апрелем 2021 года. Об этом сообщил руководитель направления исследований и консалтинга крупной компании Михаил Васильев.

В январе-феврале этого года посещаемость ТЦ была выше, чем в аналогичном периоде 2021 года, на три процента. Но уже в марте она снизилась на восемь процентов в сравнении с мартом прошлого года. А в апреле, согласно исследованиям компании, упала еще больше.

— Дело в уходе многих международных брендов. Они ушли, а с ними ушли и покупатели, — считает маркетолог Артем Извольский.

Данные исследования это предположение подтверждают. Трафик в крупных комплексах, где, как правило, и располагались магазины известных брендов, упал на 20–30 процентов. А вот районные ТЦ пострадали существенно меньше: трафик в апреле упал лишь на три–пять процентов.

— Такие торговые центры куда более устойчивы к кризису, — считает Извольский. — Площади объектов подобного формата в основном арендуют продуктовые ретейлеры, продавцы товаров повседневного спроса и аптеки. Иными словами, в таких ТЦ продают то, что москвичам нужнее.

По мнению эксперта, торговые центры Москвы уже давно ждали перезагрузки.

— Сначала их посещаемость стала падать из-за развития онлайн-торговли. Потом из-за пандемии, теперь из-за ухода брендов, — рассуждает эксперт. — Вообще, сама по себе идея прийти куда-то и «шопиться» теряет актуальность.

Не зря в торговых центрах открываются рестораны, фудкорты, кинотеатры и даже катки. Потому что современному москвичу, давно освоившему онлайн-шопинг, нужен веский повод, чтобы выбраться в торговый центр.

Урбанист Григорий Мельник считает, что московские ТЦ будут развиваться по типу западноевропейских.

— Торговли будет все меньше, а развлечений — все больше, — убежден эксперт. — Боулинг, театр, фитнес-центр, хореографическая студия — в торговых центрах будет развиваться самый разный досуг. По сути это будут не торговые, а многофункциональные центры.

Григорий Мельник привел в пример ТЦ «Водный», где есть даже центр «Мои документы».

— Летом конкуренцию торговым центрам будут составлять московские парки. Уровень их благоустройства стал настолько высок, что в теплую погоду они по удобству могут конкурировать с закрытыми помещениями, — считает эксперт. — Ведь еще 10–15 лет назад торговые центры в Москве были по сути единственным местом, куда можно прийти в любое время и просто погулять. Не зря там было столько молодежи: компании подростков там буквально жили! Сейчас же у москвичей есть парки.

Артем Извольский возражает:

— Большую часть года в Москве либо холодно, либо мокро, либо то и другое вместе. У нас не Италия, поэтому торговый центр как место проведения досуга будет еще очень долго популярен, — убежден эксперт. — Другое дело, что их владельцам нужно изобретать новые форматы. Возможно, они будут сдавать площади под антикафе. Возможно, пойдут на устройство бассейнов, их во многих районах Москвы остро не хватает. Может быть, где-то появится площадка для страйкбола или проведения каких-то квестов. Уход брендов — это отличный вызов. Сейчас многим придется «включать голову» и придумывать что-то интересное.

Один из самых модных ТЦ-трендов — это открытие в торговых центрах вокзалов. Так, например, в ТРЦ «Щелковский» автобусы заезжают аж на шестой этаж. А еще в нынешнем году торговый центр откроется в составе транспортно-пересадочного узла «Селигерская». А на ВДНХ появится многофункциональный комплекс с выставочной зоной, музеем, кинокомплексом, детским центром и колесом обозрения высотой 140 метров — кстати, крупнейшим в России.

В общем, привычные ТЦ меняют формат.

Мобильным операторам не позволят задирать тарифы

Федеральная антимонопольная служба будет оценивать обоснованность изменения цен на услуги связи с учетом уровня инфляции. Методические рекомендации уже направлены в территориальные органы ведомства.

Ориентиром для антимонопольщиков станут данные Росстата об общем уровне инфляции за тот или иной период. «Если уровень повышения тарифов будет превышен, ведомство проведет анализ экономической обоснованности их изменения. Если по результатам анализа будет установлено, что уровень изменения тарифов не соответствует индексу потребительских цен, ФАС будет принимать меры — возбуждение антимонопольных дел», — сказано в официальном заявлении ФАС.

Еще одно требование антимонопольной службы к операторам — за 14 дней до предполагаемого увеличения тарифа сообщить об этом в ФАС.

Эксперты к идее антимонопольной службы отнеслись неоднозначно.

— Уровень инфляции — это средняя температура по больнице. У каждого конкретного гражданина он свой: все зависит от набора товаров и услуг, которые потребитель покупает, — считает заведующий Центром анализа соцпрограмм и рисков Института социальной политики Сергей Смирнов.

На тарифы мобильных операторов могут влиять и колебания курса валют, за которые приобретается оборудование связи, и удорожание логистики поставок такой техники. И рост этих расходов может быть куда выше уровня инфляции.

Кандидат социологических наук, преподаватель МГУ Виталий Караев уверен:

— ФАС правильно сделала, что взялась контролировать тарифы на услуги связи. Их размер не менее важен, чем цена на молоко и хлеб. Это вопрос социальный, поскольку мобильный телефон есть практически у каждого гражданина старше семи лет, — пояснил эксперт. — При этом, обратите внимание, операторы часто повышают тарифы без всякого предупреждения.

Это подлая маркетинговая логика: сначала клиент возмущается, а потом постепенно привыкает. Если же о повышении цены предупредить заранее, то многие будут искать более выгодные тарифы у других операторов. Поэтому, я считаю, антимонопольщики должны обязать предупреждать о повышении цен не только их самих, но и потребителей. А еще нужно ввести правило, по которому минуты и гигабайты не сгорают никогда. Тогда два–три последних месяца в году можно будет пользоваться связью бесплатно.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *