Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Будет ли Евросоюз вводить санкции против России и если да, то какие?

Какие санкции и когда Евросоюз введет против России?

Российская сторона удивлена оценками, которые глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель дал своему визиту в Москву, они разнятся с его предыдущими заявлениями. Об этом заявили в МИД РФ в ответ на просьбу прокомментировать высказывания Борреля, которые он опубликовал в своем блоге после прилета в Брюссель.

«С удивлением ознакомились с оценками Борреля итогов визита, они сильно контрастируют с его заявлениями, данными на пресс-конференции в Москве», — указали в дипведомстве. На Смоленской площади отметили, что Боррель «имел все возможности сразу же дать собственную оценку» визиту на итоговой пресс-конференции с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, что и было сделано. Российская сторона, напомнили в дипведомстве, прокомментировала итоги переговоров в присутствии Борреля.

«Никто его не ограничивал ни во времени, ни в формате. Возможно, по прилете в Брюссель главе евродипломатии объяснили, как нужно было расставить акценты, но тогда это лишь подтверждает, как и кем на самом деле формируется политика ЕС», — отметили в МИД РФ.

7 февраля Боррель в своем блоге выразил мнение, что итоги его поездки в РФ говорят о незаинтересованности Москвы в улучшении отношений с ЕС.

Мой визит в Москву и будущее отношений между ЕС и Россией

07.02.2021 – HR/VP Blog – на этой неделе я отправился в Москву, чтобы с помощью принципиальной дипломатии проверить, заинтересовано ли российское правительство в устранении разногласий и обращении вспять негативной тенденции в наших отношениях. Реакция, которую я получил, явно указывает в другом направлении. Поэтому нам, как ЕС, придется задуматься о более широких последствиях и наметить путь вперед. Мы находимся на распутье. Прорисовываются основные параметры геополитического ландшафта XXI века.

Я только что вернулся из очень сложного визита в Москву, в ходе которого я начал обсуждать тяжелое состояние отношений между Россией и ЕС. Они были низкими в течение ряда лет и ухудшились еще больше после недавних событий, связанных с отравлением, арестом и приговором Алексея Навального, а также связанными с этим массовыми арестами тысяч демонстрантов. Цель этой миссии состояла в том, чтобы прямо выразить решительное осуждение ЕС этих событий и рассмотреть, посредством принципиальной дипломатии, процесс быстрого ухудшения наших отношений с Россией, а также помочь подготовить предстоящие дискуссии Европейского Совета по отношениям ЕС-Россия.

«Российские власти не захотели воспользоваться этой возможностью для более конструктивного диалога с ЕС. Это достойно сожаления, и нам придется сделать выводы о последствиях.»

Агрессивно организованная пресс-конференция и высылка трех дипломатов ЕС во время моего визита свидетельствуют о том, что российские власти не хотели воспользоваться этой возможностью для более конструктивного диалога с ЕС. Хотя это и не совсем неожиданно, но вызывает сожаление, смею сказать, и с российской стратегической точки зрения. Как ЕС, мы должны будем нарисовать последствия, тщательно обдумать направление, которое мы хотим придать нашим отношениям с Россией, и действовать единым образом с решимостью.

«Временами дискуссия с моим российским коллегой достигала высокого уровня напряженности, поскольку я призывал к немедленному и безоговорочному освобождению господина Навального, а также к полному и беспристрастному расследованию его покушения.»

Вопросы прав человека и основных свобод, и в частности дело Алексея Навального, были в центре моего визита и моих бесед с министром иностранных дел Лавровым. Временами дискуссия с моим российским коллегой доходила до высокого уровня напряженности, поскольку я призывал к немедленному и безоговорочному освобождению господина Навального, а также к полному и беспристрастному расследованию его покушения. Я напомнил министру Лаврову, что обязательства России в области прав человека вытекают из международных обязательств, которые она добровольно взяла на себя (т. Европейской конвенции по правам человека Совета Европы), и поэтому не может быть отброшено как вмешательство во внутренние дела. Я повторил эти моменты на брифинге для прессы.

Я также встречался с представителями гражданского общества, аналитическими центрами и представителями Европейского делового сообщества. Несмотря на огромные проблемы и сокращающееся пространство, гражданское общество продолжает играть жизненно важную роль в поощрении уважения демократии, основных свобод и прав человека. Я отдаю должное их работе и тому, что они собой представляют. Моя команда имела контакты с близким окружением господина Навального, чтобы выразить свою поддержку. К сожалению, я не смог встретиться с ним, так как во время моего визита он предстал перед судом. Я также выразил поддержку ЕС правам человека и политическим свободам, воздав должное Борису Немцову, ведущему оппозиционному деятелю, на мосту, где он был убит шесть лет назад.

В ходе моих обменов с министром Лавровым, помимо вопросов прав человека и расходящихся взглядов, мы также рассмотрели более широкие аспекты наших отношений, включая потенциал сотрудничества в решении таких глобальных проблем, как пандемия Covid-19, климатический кризис и в Арктическом регионе, которые являются областями, где мы могли бы найти общие интересы.

Мы также обсуждали конфликты в нашем ближайшем окружении, и я настаивал на необходимости продвижения к полному выполнению Минских соглашений и уважению территориальной целостности Украины. Я также доказывал необходимость прислушаться к призыву народа Беларуси, который звучит уже полгода громко и ясно, — свободно избрать своего президента. Уважение территориальной целостности Грузии, ситуация в Нагорном Карабахе, сирийский и ливийский кризисы также входили в число тех вопросов, которые мы затронули в обзоре нашего неспокойного соседства, где Россия и Европейский Союз чаще всего остаются не в ладах. При обсуждении всего этого я подчеркнул, что здесь должно быть полное уважение обязательств ОБСЕ, в том числе уважение территориальной целостности.

Мы также признали необходимость сохранения хорошего сотрудничества по иранской ядерной сделке (СВПД) и потенциал для совместного участия в поддержке усилий по установлению мира и примирению в палестино-израильском конфликте.

«Моя встреча с министром Лавровым подчеркнула, что Европа и Россия отдаляются друг от друга. Складывается впечатление, что Россия постепенно отдаляется от Европы.»

Я планировал эту поездку, чтобы донести позицию ЕС и подчеркнуть наши фундаментальные проблемы, а также проверить, можем ли мы попытаться сотрудничать в некоторых областях, где наши интересы совпадают, и начать строить определенное доверие. К сожалению, в самом конце нашей встречи мы узнали через социальные сети о высылке трех дипломатов ЕС по необоснованным обвинениям в том, что они не соблюдали свой статус иностранных дипломатов, участвуя в демонстрациях. Я просил министра Лаврова отменить это решение, но безрезультатно.

Я вернулся в Брюссель с глубокой озабоченностью перспективами развития российского общества и геостратегическим выбором России. Моя встреча с министром Лавровым и послания российских властей во время этого визита подтвердили, что Европа и Россия отдаляются друг от друга. Похоже, что Россия постепенно отдаляется от Европы и рассматривает демократические ценности как экзистенциальную угрозу.

Мы находимся на распутье. Стратегический выбор, который мы делаем сейчас, будет определять динамику международной власти вXXI веке, и в частности, будем ли мы продвигаться к более кооперативным или более поляризованным моделям, основанным на закрытых или более свободных обществах. Европейский союз может повлиять на эти события, что требует четкого видения и целей, сопровождаемого интенсивным дипломатическим участием, подкрепленным нашими многочисленными средствами внешнего воздействия и проекции влияния.

Мы обсудим эти вопросы с моими коллегами-министрами иностранных дел ЕС. Как всегда, именно государства-члены должны будут решать, какие дальнейшие шаги предпринять, и да, они могут включать санкции. И у нас также есть еще один инструмент в этом отношении, благодаря недавно утвержденному режиму санкций ЕС в области прав человека.

Природа проблемы, с которой мы сталкиваемся, ясна. Запирание себя за стенами и призыв к другим из безопасности этой позиции не принесет большей безопасности ЕС. И не в этом я вижу свою роль первого дипломата ЕС. Нам приходится сталкиваться с трудностями, в том числе встречаться с другими людьми на их родной территории, как раз тогда, когда разворачиваются негативные события, позволяющие нам лучше оценивать ситуации, с которыми мы сталкиваемся, и действия, которые мы должны предпринять. Я предпочитаю это, чем оставаться реактивным и ждать, когда что-то произойдет. Если мы хотим, чтобы завтра мир был более безопасным, мы должны действовать решительно сегодня и быть готовыми пойти на некоторый риск.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *